Всероссийский
союз страховщиков
Стратегия развития страховой отрасли Российской Федерации на 2019-2021 годы
Решением Общего собрания членов ВСС утверждена Стратегия развития страховой отрасли Российской Федерации на 2019 - 2021 годы

Зарецкий Александр Михайлович. Развитие рынка страхования жизни – больше льгот, больше четкости, больше контроля

10 января 2013 г.

Развитие рынка страхования жизни – больше льгот, больше четкости, больше контроля

Зарецкий Александр Михайлович

Президент ЗАО «АЛИКО», президент Ассоциации Страховщиков Жизни (АСЖ)

Участники обсуждения проектов стратегии развития страхового рынка единодушно сошлись во мнении о том, что ключевым направлением должно быть развитие в России долгосрочного страхования жизни. Какие для этого нужны стимулирующие меры? Что должно меняться в законодательстве, регулирующем страхование жизни?

Страхование жизни затрагивалось во всех трех проектах стратегий. Должен отметить, что, в целом, между участниками обсуждения проектов достигнут консенсус по всем ключевым вопросам развития страхования жизни – таким как необходимость стимулирования развития данного сегмента и повышения доверия к нему со стороны населения и предприятий.

Как известно, в проекте Oliver Wyman перед данным рынком были поставлены наиболее амбициозные цели. Цели, поставленные в «Стратегии развития страхования жизни», разработанной АСЖ при участии консалтинговой компании Towers Watson, более осторожны: по оптимистичному сценарию, мы хотим к 2020 году выйти на сборы около 1 триллиона рублей, и соответственно, активы страховщиков жизни должны составить чуть менее 3 триллионов рублей. Минфиновский проект еще более консервативен, в нем закладывался рост только в 2,5 раза, на наш взгляд, перед рынком следует ставить более высокие цели.

Однако, важны не столько ориентиры роста сборов, сколько то, за счет чего это будет достигаться? Что нужно сделать, чтобы превысить обычный органический рост нашей индустрии? Что позволит добиться устойчивого роста в долгосрочной перспективе? Я кратко остановлюсь на наиболее важных аспектах.

Одна из ключевых нерешенных проблем – расширение возможностей для инвестиций. Если у нас будет, как писали эксперты Oliver Wyman, 17 триллионов рублей активов, собранных страховщиками жизни, их надо будет куда-то инвестировать. Если российский финансовый рынок будет развиваться сегодняшними темпами, нам его может просто не хватить. Нам нужно больше финансовых инструментов, в том числе долгосрочных. В частности, мы уже довольно давно говорим об инфраструктурых облигациях, которые, очевидно, соответствуют характеру обязательств, которые есть у компаний по страхованию жизни, и могли бы приниматься ими в покрытие резервов.

Важная тема, которую вынес на обсуждение Минфин, – это введение «электронных полисов». Как мне кажется, электронные полисы, в определенной мере будут стимулировать более активное участие в продажах страхования жизни современных каналов дистрибуции.

Повышение надежности отрасли страхования жизни в целом должно обеспечиваться работой по целому ряду направлений. В первую очередь, это усиление контроля за страховщиками, особенно за их работой в сфере инвестирования средств; создание гарантийного фонда; введение актуарного аудита и отчетность по МСФО. Однако, эти меры целесообразны только в пакете со стимулирующими мерами. Если просто заставить страховщиков работать по более жестким условиям, начать больше контролировать инвестиции и т.п., это будут просто дополнительные расходы на отрасль. Они не будут иметь смысла, если параллельно не будет создано стимулов, если рынок не начнет развиваться устойчиво и стабильно. Это будет просто камень, висящий на ноге и тянущий нас вниз.

Особенно много дискуссий вызывали вопросы о гарантийном фонде и налоговых льготах. По моему убеждению, процесс создания гарантийного фонда не должен зависеть от страхового сообщества. Для его создания необходимо принятие определенных нормативных актов, а значит, это зависит от государства, а оно свою позицию еще не высказало. Пока не понятно, на базе чего должен формироваться гарантийные институты, нужно ли для его ведения создавать новую саморегулируемую организацию или можно действовать на базе существующей Ассоциации страховщиков жизни? Не понятно, что будет с компенсационными фондами – нужен ли нам отдельный компенсационный фонд или его будут делать на базе АСВ? Увязать все интересы в такой системе очень сложно.

Что касается налоговых льгот, как мне кажется, здесь есть единственное решение – установить конкретные сроки реализации данной идеи, и планомерно готовить вопрос к решению к этому сроку. Если же только обозначить намерение, без утверждения конкретных мер, то есть опасность, что никто продвижением этого законодательного изменения заниматься не будет.

Еще нам предстоит решать проблему повышения прозрачности продуктов по страхованию жизни, их понятности для страхователей. В ходе обсуждения Стратегии предлагалось достигать большей прозрачности через стандартизацию терминов, правил и продуктов. Кроме того, улучшению ситуации могла бы способствовать сертификация и повышение качества работы страховых агентов и иных посредников.

Однако, при решении вопроса о стандартизации правил и договоров, я бы рекомендовал не забывать про следующее обстоятельства. Представители Минфина подтвердили, что большая часть проблем и негатива от клиентов идет не от классического накопительного страхования жизни, а от того, что мы называем «кредитное страхование» (когда личное страхование заемщика продается вместе с кредитной услугой). Мне кажется, это выходит за пределы проблематики страхования жизни, тем более что более 50 % сборов по этим видам страхования приходится на компании по не-жизни, как страхование от несчастного случая. Да и среди самих страховщиков жизни кто-то ведет страхование банковских заемщиков как страхование жизни, а кто-то – как несчастный случай. Под разными наименованиями продается фактически одно и то же. Соответственно, если будет принято решение вводить стандарт, то готовы ли наши государственные органы расширять его применение на все страховое сообщество, а не только на страховщиков жизни? Я считаю, если уж вводить стандартизацию, то это надо делать не только внутри рынка компаний по страхованию жизни, но и для всего страхового сообщества.

Отсюда вытекает еще одна отдельная и очень острая тема - обновление классификации видов страхования жизни. Сегодняшняя классификация, очевидно, не соответствует потребностям рынка. С другой стороны, мы понимаем опасения Минфина по поводу того, что смена классификации видов приведет к тому, что страховщикам придется менять лицензии. Возможно, процесс замены тем, у кого сейчас есть лицензия на сходные виды деятельности, можно как-то облегчить, Тем более, что компаний на этом рынке не так много (чуть более 60), а значит, этот процесс можно провести достаточно конструктивно.

К числу современных трендов относится появление выраженной взаимосвязи между страхованием жизни и медицинским страхованием. Наша компания является пока одной из немногих, кто в России последовательно занимается продуктами на стыке страхования жизни и медицинского страхования. Обычное медицинское страхование не покрывает критические заболевания и их лечение, там это, как правило, стандартные исключения. С другой стороны, у компаний по страхованию жизни есть именно такие долгосрочные программы на случай критических заболеваний, по которым единовременно выплачивается большая сумма денег, которую застрахованный может использовать для прохождения лечения в России или даже за рубежом. За такими «пограничными» продуктами - будущее, более того, они на самом деле есть на рынке уже сейчас. Но стимулирование их массового развития в рамках страхования жизни и появления специальной части по критическим заболеваниям в рамках долгосрочных страховых покрытий - это очень важная и значимая тема для нашего рынка, через которую государство также могло бы реализовывать социальную функцию.

Развитие инфраструктуры рынка страхования жизни, по мнению всех участников дискуссии, должно быть связано с развитием институтов саморегулирования отрасли. В связи с этим я вижу значимую роль нашей Ассоциации как самостоятельной структуры. Внутри страхового рынка страхование жизни является выделенным сегментом, в том числе по законодательству, отделившего его от других видов страхования. Соответственно, если будут введены гарантийные фонды и прочие новые элементы, придется создавать СРО. Вероятно, это достаточно оптимально можно реализовать на базе АСЖ (также как Союз автостраховщиков стал профильным объединением и держателем фондов по ОСАГО). Для того, чтобы стать СРО, нам нужно набрать 25 членов, в связи с чем я призываю страховщиков жизни, поддерживающих вышеизложенные идеи, но пока не вступивших в нашу Ассоциацию, вливаться в наши ряды, чтобы совместными усилиями развивать нашу общественную деятельность и саморегулирование отрасли.

Совершенно очевидно, что без создания внутри России внутреннего долгосрочного инвестора в лице страховщиков жизни и НПФ можно забыть о том, чтобы Москва действительно стала крупным международным финансовым центром. Выступая в роли внутреннего долгосрочного инвестора, страховые компании и пенсионные фонды, с одной стороны, помогают аккумулировать деньги от сотен тысяч от своих клиентов и делают выплаты гражданам, а с другой, инвестирует получаемые деньги, направляет их на фондовый рынок, способствуя стабильности финансовой системы. Поэтому в проекте Стратегии нашла отражение важность развития нашего рынка долгосрочного страхования жизни.

495232-12-24


Разработка сайта Продвижение в интернете